Строительство новой армии - строительство нового человека

Священник на корабле в составе экипажа – явление не частое. Однако протоиерей Александр Федоров, заведующий сектором ВМФ Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями уже в течение восьми лет регулярно принимает участие в морских походах. Об опыте служения в этих непростых условиях он рассказывает нашему корреспонденту.

- Отец Александр, как вы стали «флотским» священником?

- В 2004 году по инициативе Синодального отдела состоялась первая встреча с главнокомандующим ВМФ Адмиралом Флота Владимиром Ивановичем Куроедовым. Она была конструктивной и плодотворной. Адмирал взял на себя ответственность за подписание соглашения о взаимодействии флота и Русской Православной Церкви, даже вопреки рекомендациям юридической службы Главного морского штаба. Можно сказать, принял командирское решение. И это положило начало нашему сотрудничеству. До подписания соглашения бывали случаи, когда священники выходили в море в составе отрядов боевых кораблей, но это были эпизоды. На Черноморском флоте весьма плодотворно служил, осуществляя духовное окормление моряков, протоиерей Георгий Поляков, иерей Александр Бондаренко (в настоящее время - помощник командующего ЧФ по работе с верующими военнослужащими), на Тихоокеанском флоте - протоиерей Виктор Жильцов, протоиерей Александр Пономарев, на Северном флоте - протоиерей Сергий Шерфетдинов, протоиерей Андрей Амелин, на Балтийском флоте - игумен Софроний (Колосов). Эти священники изначально формировали отношения с флотским руководством, непосредственно работали на кораблях и в береговых флотских подразделениях, проповедуя слово Божие, закладывая основу взаимоотношений.

 26 августа 2004 года мне дали команду быть на крейсере «Москва». После краткого молебна и митинга, посвященного походу отряда боевых кораблей, мы вышли в море под адмиральским флагом командующего Черноморским флотом Владимира Васильевича Масорина (позже он стал главнокомандующим ВМФ). Так началась морская часть моей жизни. К слову сказать, с теперешним, вновь назначенным главкомом, вице-адмиралом Виктором Викторовичем Чирковым, нас познакомило море в ту пору, когда он командовал флотилией на Тихоокеанском флоте. Было это в 2006 году. Погода приготовила тогда нам свои подарки, техника добавила «радостей», в конечном итоге молитва была продуктивной и искренней, что называется «от сердца».

- Ранее вы имели опыт служения в ВМФ России?

- Я был офицером ВВС, вышел в отставку на пенсию в 1993 году.

- В 2004 году был ваш первый опыт выхода в море?

- Это первый официальный поход и весьма знаменательный. Он стал для меня подарком к моему 50-летию, потому что удалось побывать «в гостях» у Святителя Николая Чудотворца в Италии, у святого великомученика Димитрия Солунского в Греции, увидеть на острове Мальта гвоздь, которым был пригвожден ко Кресту Спаситель.

- Каковы особенности служения священника на корабле?

 - Задача у священника всегда одна – проповедь слова Божия. И эта проповедь должна быть явлена даже в любых обыденных обстоятельствах: в ношении священнической одежды, в соблюдении распорядка дня, в приеме пищи, в манере общения с моряками. Очень важно быть ближе к людям, нуждающимся в духовной поддержке. Это может быть молодой моряк, впервые попавший в шторм, или офицер, получивший нерадостное известие из дома, заболевший член экипажа в лазарете, военнослужащий, попавший в новую команду с другого корабля, и т.д. В любом армейском и флотском коллективе обязательно возникает проблема притирки людей друг ко другу. Чтобы эта адаптация происходила быстрее и безболезненней, человек должен понять и оценить причины возникающих трудностей. Кто ему может в этом помочь? Психолог – человек командования, которому, скорее всего, член экипажа просто не откроется. Священник же – человек независимый, поэтому с ним можно более доверительно поговорить о своих проблемах. И в силу своего большого духовного опыта священник может понять и объяснить, что на самом деле происходит в душе у воина. Флотская служба достаточно тяжелая даже и физически: качка, погодные условия, жара и холод, тепло от механизмов, при этом человек постоянно находится в сильном магнитном поле. Все это требует постоянной предельной концентрации внимания от всех и каждого, не говоря уже об аварийных случаях или нештатных ситуациях в боевом походе. Бывает, человек впадает в уныние, а разобраться самостоятельно в своем внутреннем состоянии он не может.

- То есть присутствие священника на корабле – жизненно необходимо, в буквальном смысле этого слова?

- Об этом лучше спросить у самих моряков, но думаю, что это именно так.

- Как у вас складывались отношения с экипажем?

- Милостью Божией, помнится только хорошее. С каждым походом обретались новые друзья, с которыми и сейчас поддерживаю связь, всегда поминаю их и членов их семей за богослужением. Впечатления положительные, к тому же воинский коллектив для меня привычная среда - ведь в ней прошла большая часть моей сознательной жизни.

- Как осуществляется духовное окормление военнослужащих на корабле?

- Самый простой и обыденный способ - индивидуальная беседа с глазу на глаз. Местом проведения такой беседы может быть каюта священника, рубка, любое место на корабле, если это не мешает делу и выполнению служебных обязанностей военнослужащего. Это также и проповедь священника перед выходом в море и по возвращении в порт, в местах боевой славы флота, после молебна или панихиды, при посещении православных святынь и церквей за рубежом.

- А каким требованиям должен отвечать корабельный священник, и какие личные проблемы у него могут возникать в связи с особенностями флотской службы?

- Понятно, что священник, у которого есть семья и который на длительное время отправляется в поход, должен обеспечить содержание семьи и воспитание своих детей. Это и материальная, и психологическая проблема. Кроме того, существует еще и дефицит той категории священников, которые имеют опыт служения в армии и на флоте. А я бы делал выбор в пользу именно таких людей, потому что для них положение дел в армии - навсегда становится личной заботой и болью.

- Должен ли корабельный священник проходить определенную подготовку?

- Если человек служил в армии или на флоте, особых дополнительных знаний ему не потребуется. В армии главное – субординация. Поставлен приказ – он обсуждению не подлежит. У армейского или флотского человека это в крови, именно поэтому священники, прошедшие в прошлом такую «школу», лучше подходят для службы на флоте.

- А как на кораблях обустраиваются храмы?

- Обустроить храм на корабле - это дело будущего, потому что наличие храма должно быть предусмотрено конструкцией корабля. Переоборудовать какое-то помещение практически невозможно. На авианосце «Адмирал Кузнецов» есть храм только потому, что нашлось место для его размещения.

Вообще служение литургии на корабле требует создания соответствующих условий и подготовки людей. Этим должны будут заниматься штатные корабельные священники. В частности, создавать хор, обучать чтецов, пономарей и даже организовывать выпечку просфор.

Во время похода отряда боевых кораблей, о котором я говорил в начале беседы, мы трижды совершали литургию на крейсере «Москва», используя помещение кают-компании мичманов, но, кроме всего прочего, у нас были помощники из духовной семинарии, которые все богослужебные книги «загрузили» в ноутбук. Они прекрасно знали устав богослужения, в совершенстве освоили компьютер, к тому же прекрасно пели. Служить было одно удовольствие.

- Какой вам видится армия в ближайшем будущем?

- Строительство новой армии – это строительство нового человека, и прежде всего, христианина, иначе ничего у нас путного не получится нигде - ни в армии, ни на флоте, ни в космосе, ни на земле. Если человек не знает Христа, его путь направлен в никуда. Мы можем сформировать новое, здоровое общество, построить сильное государство, если только вернемся к тем истокам, которые сделали возможным создание великой державы - России, то есть надо признать главенство во всей нашей жизни и делах Творца и осознать собственные немощи перед Ним. Хорошо, если бы это понимали все: и матросы, выходящие на корабле в море, и министры, решающие стратегические задачи государственного уровня.

Беседовала Анастасия Яковлева