Полковой священник Александр Успенский

Вид полкового храма в Вологде (на берегу)Александр Яковлевич Успенский родился около 1876 г. в Костромской губернии в семье сельского священника. И неудивительно, что когда стал вопрос о выборе дальнейшего жизненного пути, он пошел по стопам отца, став слушателем Костромской духовной семинарии, по окончании которой в 1897 г. был назначен священником в один из сельских приходов.

Размеренность жизни сельского священника была нарушена в 1904 году, когда прозвучали первые залпы Русско-японской войны. Движимый горячим чувством патриотизма о. Александр решил принять участие в боевых действиях, для этого он пишет прошение о переводе в военное ведомство и становится полковым священником 1-го Уманского конного казачьего полка, который размещался в городе Карсе. С этим полком о. Александр принял участие в самых сложных боевых операциях отряда под личным началом генерал-адъютанта Мищенко: рейдах в тыл, разведке боем, штурмах укрепленных позиций противника. Этот отряд был одним из самых боеспособных соединений русской армии на протяжении всей войны.


Рассказы об его успехах этого не сходили с полос газет, портреты героев можно было встретить в различных журналах.

О. Александр Успенский блестяще проявил себя на поле брани.

Священник безбоязненно напутствовал умирающих своих духовных детей – солдат и офицеров. Его не пугали ни перестрелки, ни гром артиллерии. Но нередко ему врача телесного. Выучившись делать перевязки, он после духовного утешения помогал оказывать полковым врачам первую помощь раненным. Как отмечают очевидцы тех событий, в этом деле о. Александр достиг большого мастерства, и не у каждого санитара так получалось хорошо перевязывать сложные ранения.

Для солдат полка он стал истинным делились самым близким, ценным и сокровенным. Священник помогал приходилось превращаться из врача духовного во отцом и благодетелем. С ним написать письмо родным и близким воинов полка, отправить скудные денежные средства на родину. Когда он посещал искалеченных солдат в лазарете, его разговоры, поддержка утешали, поднимали бодрый дух и помогали встать на ноги. Священник был лучшим боевым товарищем в отношении офицеров и солдат, пользовался всеобщим почетом и уважением. Его высокие заслуги были по достоинству оценены. За русско-японскую компанию о. Александр получил высокие награды: золотую медаль на Георгиевской ленте и ордена св. Анны 3-й и 2-й степени с мечами.
Полковой знак
После окончания русско-японской войны он продолжил свою службу по военному ведомству в 216-м пехотном Инсарском резервном полку и в 1910 году получает назначение в только что сформированный 198-й пехотный Александро-Невский полк. Вскоре вместе с полком он был переведен в г. Вологду. Здесь местное Епархиальное начальство выделяет под размещение полкового храма здание городской Александро-Невской церкви, которая на тот момент не имела штатного причта. Все оказалось выбранным очень удачно: в храме спокойно разместился походный иконостас и вся полковая церковная утварь, а площадь перед ним стала местом проведения любимых вологжанами строевых смотров.

Довольно скоро о. Александр занял подобающее место в новом полку. В беседах со своими друзьями он неоднократно говорил о трудности исполнения пасторского дела в своеобразных условиях военной среды. Исповедь, беседы с солдатами, деликатное, но настойчивое воздействие на офицерскую среду – вот тот круг задач, которые приходилось решать полковому священнику. относился не формально и равнодушно, а открытым сердцем.

Но его знали не только в военном кругу. Многие рядовые вологжане К своей работе, с солдатами и офицерами он со всей любовью душой и оставили о нем добрые воспоминания, а приходские священники на равных приняли в свои ряды, несмотря на разницу в ведомственной принадлежности.

Начала Великой мировой войны о. Александр встретил как подобает мудрому пастырю и с обычной энергией отдался своему призванию.

Через несколько месяцев после начала мобилизации о. Александр Успенский оказывается с полком близ Санкт-Петербурга. Его способности были замечены и он назначается настоятелем церкви свт. Николая Чудотворца Авангардного военного лагеря в Красном селе. Он активно берется за дело, коего было немало. Здесь ему кроме многочисленного служения в храме приходилось заниматься отправкой подарков на фронт, писать благодарственные ответные письма. Но душа хотела другого дела, и довольно скоро, о. Александр добивается перевода на фронт к своему полку, с которым разделяет все тяготы и лишения. Под грохотом снарядов, в тяжелой, окопной и бивачной жизни, он внушал окружающим: «Ты живешь, ты дышишь, и благодари Бога об этом. Смотря, ты видишь солнце, ты слышишь людской разговор. А ведь могло быть, что ты не слышал и не видел. Разве нет счастья, что у тебя целы органы чувств, что ты - живое существо».

Скоро он обращает на себя внимание командира дивизии. И уже в середине июня 1915 года Государь Император награждает его боевым орденом св. Владимира 4 степени с мечами за отличие во время военных действий. В феврале 1916 года о. Александр производиться в сан протоиерея, а незадолго до этого события был награжден синодальным наперсным крестом.
Полковое знамя (реконструкция)
За все время военных действий о. Александр несколько раз посещал Вологду во время отпуска, в котором все свободное время проводил с близкими. Незадолго до смерти он отправил семье обширное письмо, описывая в котором свою жизнь, благословлял семью. Письмо было отправлено с солдатом. Последний, передавая поклон от батюшки его жене, говорил, что мало бережется батюшка среди огня и опасности когда он напутствует раненых. И всего лишь через несколько дней в газете печатается лаконичная телеграмма от Штаба Верховного Главнокомандующего, что «21 июля 1916 года осколком большой шрапнели был убит полковой священник о. Успенский».

Только спустя некоторое время стали известны некоторые подробности его смерти. Как вспоминает один из офицеров свидетелей этого печального события, что, когда город Броды был захвачен, и враг отступил, врачи позвали о. Александра осмотреть город и посетить лазарет - они для перевязки раненых, а батюшка для напутствования. Священник согласился, но на обратном пути неприятель заметил группу всадников, и начался обстрел. Сначала недолет, потом перелет, и следующим выстрелом шрапнели оторвало голову лошади доктора, убило одного из офицеров и о. Александра. После отпевания, совершенного на месте кончины командиром полка было принято решение о перевозке останков согласно завещанию в г. Вологду.

3 августа вечером в город прибыло тело, погибшего на поле брани о. Александра Успенского. Вагон с останками был переведен на запасной путь, около Богородского кладбища. На следующий день 4 августа тело погибшего было встречено на вокзале крестным ходом, и в 12 часов останки героя были перевезены на колеснице, которая была запряжена четверкой лошадей, в Спасо-Всеградский собор. Эту скорбную процессию сопровождало духовенство во главе с настоятелем Спасо-Всеградского собора духовником покойного о. Николаем Коноплевым. Колесница, которая направилась с вокзала и держала путь по Галкинской и Московской улицам сопровождалась красным звоном колоколов, лежащих на пути следования храмов, и массой народа. Население встретило процессию на Спасской площади и в соборе, который был переполнен молящимися. По внесении гроба в храм была совершена лития, которую провел Преосвященный Антоний, епископ Вельский, в сослужении 30 священников. Во Коноплевым было произнесено слово, в котором он покойного как деятельного героя пастыря, неустанно трудившегося на пользу своего полка, как до войны, так и во время нее. У него не было иной жизни, вне служения своим однополчанам. Даже День ангела о.
Александра приходился на 30 августа, как и день полкового праздника Александро-Невского полка. Затем местное духовенство совершило священническое отпевание, в котором принимал участие не только владыка Антоний, но и преосвященный Александр, епископ вологодский и тотемский, который прибыл в собор во время литургии.

Большое количество венков было возложено на гроб отца Александра, в том числе офицерами Александро-Невского полка, железнодорожными служащими депо станции Вологда и другими вологжанами. После отпевания гроб с останками покойного вынесли из церкви, поставили на носилки и на плечах духовенства и народа крестным ходом обнесли вокруг храма. Насколько близок и дорог был вологжанам покойный, говорит тот факт, что гроб на плечах донесли до кладбища Свято-Духова монастыря, где была отслужена земле. Природа также прощалась с этим прекрасным, добрым, честным человеком – в этот день долгое время шел сильный ливень. Но, несмотря на это, на отпевании присутствовало большое количество должностных лиц, а так же огромные толпы народа, которые провожали останки о. Александра до кладбища Свято-Духова монастыря.

В воздании отлично-усердной и самоотверженной службы на поле брани Государь Император пожаловал протоиерею 198-го Александро-Невского полка Александру Успенскому, кровью запечатлевшему верность время литургии, после предпричастного стиха, охарактеризовал о.Николаем краткая лития, и тело предали своему Отечеству, золотой наперсный крест на георгиевской ленте из кабинета Его Императорского Величества. После покойного осталось пятеро малолетних детей, жена и мать. Их дальнейшая судьба нам неизвестна. Последовавшие через год после гибели о.Александра события многое изменили в оценках прошлого. И мы не можем сегодня даже поклониться могиле о. Александра также как и сотням других героев забытой Великой войны. Но наверно в наших силах найти в своем сознании и сознании наших детей место для памяти, памяти которая должна жить вечно.

 

 

Полетаев П.Н. и Минаев А.Л.

для ПОБЕДА.RU