Синодальный Отдел
Московского Патриархата
по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными органами

   
 
Демографическая война в России
Генерал Каппель. Возвращение.
IV Сборы военного духовенства
V Сборы военного духовенства
ХVI Рождественские Чтения. Военная секция
Поиск по сайту
rss2
rss2
Главная arrow Тюремное служение arrow "Заключенные — наша боль, наша рана"
"Заключенные — наша боль, наша рана" Версия для печати Отправить на e-mail
В конце августа 2003 года указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II Его Преосвященству епископу Дмитровскому Александру было поручено «взять под контроль» тюремное служение в Московской епархии. Обремененный новым послушанием, Владыка с радостью откликнулся на нашу просьбу об интервью и благосклонно согласился ответить на наши вопросы.

- Ваше Преосвященство, не могли бы Вы вкратце охарактеризовать ситуацию с окормлением заключенных в г. Москве?
- Прежде всего следует сказать о том, что все СИЗО г. Москвы окормляются священнослужителями Русской Православной Церкви. По благословению Его Святейшества Святейшего Патриарха Алексия во всех московских благочиниях за каждым следственным изолятором закреплено по пять священников, несущих тюремное служение. Помимо того, там, где позволяет пропускной режим, многие священнослужители посещают заключенных по зову сердца. Говоря о духовной миссии, нельзя не упомянуть об огромной работе, проводимой обществом милосердия «Вера, Надежда, Любовь» совместно с тюремным отделом московских Духовных Академии и Семинарии. Студенты Духовных Школ ведут серьезную катехизаторскую деятельность. Они посещают места заключения и раздают духовную литературу, а также одежду, обувь и прочие необходимые вещи.
Нужно признать, что сейчас условия для духовного окормления относительно благоприятны. Подтверждения этого налицо. Мы видим, что в различных СИЗО открываются храмы--часовни, и это происходит достаточно часто. Заключенным открыт путь к Богу, они могут участвовать в богослужениях и церковных таинствах.

- Какова, стратегия Вашей деятельности на новой должности? Каковы перспективы?
- Главное требование нашей стратегии - более массовая и вместе с тем углубленная работа с заключенными, более систематичное окормление. Заповедь Господа о посещении узников (Мф. 25, 36) дана каждому христианину. С некоторым прискорбием приходится констатировать тот факт, что посещением заключенных занимаются исключительно священно - и церковнослужители. Но разве это исключительно дело Церкви? Ведь заключенные - это боль, это «гноящаяся рана» всего общества. В перспективе хотелось, чтобы как можно больше общественных организаций, движений и институтов откликнулись на зов Господа. Тогда бы у Церкви высвободились силы для духовного попечения о заключенных - те силы, которые она сейчас тратит на то, чтобы удовлетворить их материальные нужды.

- Как и в каких направлениях будет развиваться Ваше сотрудничество с Синодальным Отделом по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями?
- Взаимодействие с Синодальным отделом происходит, главным образом, в русле координации наших действий в деле тюремного служения. Вероятно, возникает необходимость поддержки со стороны Отдела при выполнении юридических процедур - например, при аключении договоров с пенитенциарными учреждениями, а также с другими общественными институтами. В ходе заключения договоров между Отделом и правоохранительными органами была создана прочная юридическая база. В своей работе мы активно опираемся на нее. Взаимоотношения с Синодальным отделом, которые, надеюсь, будут развиваться и далее, носят скорее не административный, а братский характер. Мы - соработники на ниве тюремного служения.

- Как ведется работа с заключенными, выходящими на свободу? Прилагаются ли усилия, чтобы удержать их в церковной ограде?
- Сейчас говорить о систематической работе с заключенными, выходящими на свободу, не представляется возможным. Тому есть объективные причины. Выходя на свободу, заключенный должен обеспечить себе средства к существованию. И с чем же он сталкивается в своих поисках? Сплошь и рядом бывает так, что в силу своего юридического статуса и по причине сложившихся в обществе предубеждений, он встречает отказ там, где должен найти понимание и помощь. Поэтому, приходя в Церковь, первое, о чем просит такой человек - работа и жилье. Должна ли Церковь брать на себя эти проблемы? В состоянии ли она это сделать? Я считаю, что удержать в церковной ограде узника, вышедшего на свободу, сохранить и раскрыть его нравственный потенциал - это наша общая задача. Как Церкви, так и общества. А также тех институтов, за которыми обязанности по устройству жизни бывших заключенных закреплены Конституцией Российской федерации..

- Каким должен быть тюремный священник по своим личным качествам, интеллекту, характеру? В чем состоит специфика его деятельности?
- Если попытаться представить себе священника, который подошел бы всем заключенным, то, наверное, это будет трудно. Но заключенные- люди разные, у них разный психический склад, опыт, черты характера, и поэтому, какими бы личными особенностями ни обладал священник - дело в тюремной миссии ему найдется всегда. Но есть свойства необходимые, без которых священнику просто невозможно служить в тюрьме. Это милосердие, самоотверженность и искренность. Не имея их, бессмысленно ожидать какого-либо плода.

- Не кажется ли Вам, Владыка, что есть необходимость разработать специальные образовательно-практические курсы для священнослужителей, учитывая особенности их нового послушания?
- Вопрос этот был поставлен давно. И с того момента, как Церковь получила возможность заниматься попечением о заключенных, начался обмен опытом между священнослужителями как на уровне епархий, так и на общецерковном. На данный момент в Московской Духовной
Академии, на кафедре Миссиологии, подготовлено несколько работ по затронутой теме. Там же проводятся семинары, где священно- и церковнослужители Русской Православной Церкви обмениваются опытом работы в тюрьмах и колониях. Студенты Семинарии слушают специальный курс по тюремному служению. Недавно издан сборник «Практика тюремного служения», где обобщен ценнейший многолетний опыт по окормлению заключенных.

- Есть ли подобные курсы за рубежом?
- Да, есть, и положительный опыт мы перенимаем. Однако, имеются определенные сложности. Основная из них - это различия в условиях существования пенитенциарных систем и в сущности задач, которые они решают. Да и сам статус Церкви, как религиозного учреждения, несущего окормление узников, кардинально различается в нашей стране и за рубежом.

- Имеется ли положительный опыт взаимодействия в совместной работе с должностными лицами ГУИН, сотрудниками региональных колоний?
-С управлением ИН г. Москвы установлены тесные взаимоотношения. Мы встречаем полное понимание в том, что касается доступа священнослужителей во все изоляторы города. Администрация идет навстречу заключенным, желающим окормляться в лоне Русской Православной Церкви. Примером такого сотрудничества может служить недавнее освящение домового храма в честь Животворящего Креста Господня в СИЗО №1 «Матросская тишина», где совершаются еженедельные богослужения. Мы наладили отношения также с руководством ГУИН. Все возникающие вопросы решаем при посредничестве Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами. Свидетельством налаживающихся контактов с сотрудниками региональных ИН является конференция, прошедшая в Московской Духовной Академии. В ее рамках священнослужители, окормляющие изоляторы, получили возможность обменяться опытом с сотрудниками ИН в регионах. Впрочем, следует отметить, что эти отношения находятся на начальном этапе и ждут дальнейшего углубления.

- И последнее. В редакцию часто приходят письма заключенных (нередко имеющих пожизненный срок), в которых они высказывают желание получить духовное образование, принять сан. Возможно ли это? Если да, то как поступать в случаях, когда налицо канонические запреты на рукоположение?
- Если говорить о духовном образовании, то здесь работа ведется. В тех колониях, где есть общеобразовательные школы, мы стараемся, чтобы священнослужители
преподавали для желающих Закон Божий. Сейчас почти готова программа заочных курсов по основам Православия, по основам православной культуры. Составлены учебные планы, разработаны методики. Серьезная работа в этом направлении проводится миссионерско-катехизаторским факультетом ПСТБИ.
Что касается принятия церковного сана, то в этом вопросе Церковь всегда руководствуется каноническими нормами. Осужденный может стать священнослужителем, если, например, будет доказана его невиновность. А вообще служить Церкви и Богу можно разными путями. Главное - чтобы была добрая воля и чистое сердце. А остальное Господь управит.

По материалам газеты "Мир всем"
 
< Пред.   След. >
 

© 2006 г. ПОБЕДА.RU

При использовании материалов сайта ссылка (в Интернете - гиперссылка) на сайт ПОБЕДА.RU обязательна.

 

 Наверх !  Яндекс цитирования
 Риза . Патриотическая  книга