Синодальный Отдел
Московского Патриархата
по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными органами

   
 
Демографическая война в России
Генерал Каппель. Возвращение.
IV Сборы военного духовенства
V Сборы военного духовенства
ХVI Рождественские Чтения. Военная секция
Поиск по сайту
rss2
rss2
Главная arrow Тюремное служение arrow "Это было время счастья…"
"Это было время счастья…" Версия для печати Отправить на e-mail

На страницах нашей газеты ("Мир всем" - прим. редактора) мы часто публикуем статьи и интервью, связанные с развитием православного служения в местах лишения свободы. Опытные и начинающие пастыри, общественные деятели, сотрудники правоохранительных органов делятся с читателями своим опытом общения с тюремным миром, рассказывают о трудностях, с которыми они неминуемо сталкиваются на этом поприще. Регулярно мы печатаем и письма самих заключенных - сомневающихся, раскаявшихся в своих преступлениях, обратившихся к православию, желающих оказать духовную поддержку своим братьям и сестрам по несчастью. Эти две категории наших авторов и добровольных помощников разделяет одна неприятная вещь - колючая проволока. Она остается несмотря ни на что. В этой связи участника нашего сегодняшнего интервью, отца Дмитрия Дудко можно смело назвать уникальной личностью. Пастырь и заключенный в одном лице, испытавший множество невзгод и лишений, отец Дмитрий через всю свою жизнь пронес тот свет веры, надежды и любви, который лучится из его уже старческих, подслеповатых глаз. Он ничего не забыл, но все простил. Несмотря на свой преклонный возраст (в феврале батюшке исполнится 82 года) отец Дмитрий согласился дать интервью нашей газете:


 


- Батюшка, сегодня отношение людей к советскому периоду нашей истории неоднозначно. Расскажите, какими для Вас были эти годы?
- Может быть, мой ответ прозвучит парадоксально, но для меня это было время счастья. Я был молод, полон энергии и радовался жизни. Сейчас я уже стар, а моя память напоминает дырявый горшок. Но что я отчетливо помню - это время моего заключения. И помню я его не как самое плохое, а, скорее как самое хорошее, лучшее, что было в моей жизни. Это я говорю искренне. Как-то мой товарищ, с которым мы вместе сидели, сказал мне: «помнишь, куда мы только не залетали в то время, а сейчас - ползаем по земле». И это так. Я вспоминаю то время, как время деятельности. Чекисты били нас, искренне били, не жалея, но и в то же время, это были какие-то свои люди, просто заблудившиеся на жизненном пути.

- Какая атмосфера была на зоне в то время?
- Я сидел не в бытовом лагере, а в политическом. И это была настоящая школа жизни. Там сидели люди разных профессий и разной национальности. Все чувствовали себя братьями. И это незабываемо. Конечно, там было все. Мы голодали, мерзли, тосковали. Но это была какая-то одухотворенная тоска. К сожалению, сейчас заключенные воспринимаются многими как отверженные, выброшенные из жизни. Тогда было иначе. Удивительно, но, находясь в зоне, мы чувствовали себя свободными. Сегодня люди понимают свободу как вседозволенность - что хочу, то и делаю. Но это не свобода, а рабство. Свобода - это когда тебя притесняют, а ты чувствуешь себя свободным.

- А в то время оставалась возможность нести христианское, пастырское служение?
- Конечно, пастырское служение на зоне в то время - это было из области фантастики. Никто об этом даже и не мечтал, настолько это казалось невозможным. Но мы собирались, разговаривали, молились. Из персонала лагеря одни нас гоняли, а другие жалели. Я помню, вызвали меня как-то по доносу к оперуполномоченному за то, что я, сидя на нарах, писал стихи. Он посмотрел на меня сердито и прошипел - «я тебя сгною». А надзирателю наоборот понравилось стихотворение. И потом этот надзиратель по собственному почину вычеркнул меня из списка на этап. Что-то ему во мне понравилось. А однажды мне даже разрешили отслужить в камере пасхальную всенощную и принесли Святые Дары для причастия. Разумеется, бывало, что я сердился на администрацию, но сейчас понимаю, что это было мальчишеством. Нужно научиться сквозь наносное озлобление и жесткость смотреть внутрь человека и стараться увидеть в нем образ Божий. И сейчас я вижу Его.

- Сегодня на зоне активно действуют представители других конфессий и даже сектанты. Как бы вы посоветовали вести себя православным заключенным, когда они сталкиваются с представителем другой веры?
- Я считаю, что не надо вступать в споры. Сектанты не в силах убедить православного человека в своей мнимой правоте. Но растлить они могут. Потом, нужно несмотря ни на что с уважением относиться друг к другу. Я помню, мы сидели с баптистами, представителями других конфессий. Были и сектанты. Но мы жили в единомыслии друг с другом. Мы разговаривали, беспокоились друг о друге, но никогда не спорили. И между нами не было конфликтов. И вы знаете - многие из них обратились к православию и даже приняли монашество. Нужно относиться к ближнему с любовью, к какой бы вере он не принадлежал. Спор - бесполезное занятие. Раз сказано «любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, добро творите ненавидящим вас» - это не случайно.

- Но ведь, не секрет, что многие сегодня сидят по навету, невинно. Можно представить, как им тяжело!
- А вместе с тем, как это благодатно! Вспомните заповеди блаженства. Подумайте, какая радость ожидает тех, кто страдает без вины! Но конечно, для того, чтобы перетерпеть несправедливость, нужна вера. Без веры невольно возникает ропот. Сегодня у многих сместилась система ценностей. На первый план вышли деньги, сытая жизнь, власть, популярность. А нам нужно помнить, что жизнь не в деньгах, не в благополучии, а совсем в другом - в покорности воли Божьей. Нужно просто внимательно относиться ко всему происходящему в жизни и учится. Ведь Господь многому учит.

- Какое напутствие вы могли бы дать тем людям, которые сейчас находятся за колючей проволокой?
- Я бы посоветовал набраться терпения. «Терпением вашим спасайте души ваши», - сказал Господь. «Стерпится - слюбится» - гласит народная пословица. Чем больше протестуешь, тем больше озлобляешься и хуже себя чувствуешь. Ведь без ведома Бога ничего не бывает. И раз послал Бог такое испытание, значит в этом и спасайся. Трудно это. Я сочувствую горю всех заключенных, потому что знаю, как это тяжело. Нам терпеть не хочется, но нужно несмотря на это произвести усилие над собой. И то, что казалось невыносимым, претворится в радость. Главное помнить, что ничего без ведома Бога с нами не происходит. Случайностей не бывает. Мы все - дети Божьи. Помню, я спал в лагере рядом с немцем, у которого была открытая форма туберкулеза. Он вскоре умер, а мне - хоть бы что. Разве это не чудо? Господь сохранил. Все что нам послано свыше необходимо для нашей пользы, которую мы сполна ощутим там, в Небесном Царстве. В этом мире искать благополучия незачем. Ищешь благополучия, а получаешь злополучие. Я три раза бывал арестован, два раза судим, меня изматывали постоянными обысками. Но сейчас я искренне благодарю Бога за это. Чекисты были нашими спасителями. Они били нас и тем самым спасали.

 
< Пред.   След. >
 

© 2006 г. ПОБЕДА.RU

При использовании материалов сайта ссылка (в Интернете - гиперссылка) на сайт ПОБЕДА.RU обязательна.

 

 Наверх !  Яндекс цитирования
 Риза . Патриотическая  книга