Синодальный Отдел
Московского Патриархата
по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными органами

   
 
Демографическая война в России
Генерал Каппель. Возвращение.
IV Сборы военного духовенства
V Сборы военного духовенства
ХVI Рождественские Чтения. Военная секция
Поиск по сайту
rss2
rss2
Вырождаемся или ещё поживём?.. Версия для печати Отправить на e-mail

I

Как будто стихла бесплодная газетная кампания, инициированная бывшим Президентом России Б.Н.Ельциным, о необходимости формулировки национальной идеи. Граф Пётр Иванович Шувалов — фаворит Императрицы Елизаветы Петровны, основатель первых банков и ружейных заводов в России — определил её более 250 лет назад весьма кратко: сохранение народа. В его время Российская Империя насчитывала около 14 миллионов подданных (1-е ревизское народоисчисление 1722 года). Перед наполеоновским нашествием в России проживал 41 миллион человек. Любопытно, что людские потери в Отечественной войне и разорение, которое она принесла, не остановили прирост: в 1815 году россиян было уже 45 миллионов. На момент переписи 1897 года (129 миллионов человек) в 50 губерниях Российской Империи среднее число жителей на один дом составляло 6,6 человек. Во все времена «проклятого самодержавия» население страны неуклонно увеличивалось. Исследователи Бессер и Баллод (1897 г.), используя данные о числе жителей православного исповедания в течение 128 лет, пришли к выводу, что за этот срок прирост жителей отсутствовал 41 год. При том в их числе 16 лет приходится на войны или непосредственно за войнами следующие, ещё 15 лет — люто неурожайные (как следствие — ощутимый взлёт цен на хлеб, мясо и проч.).

Накануне революции 1917 года так называемый брачный коэффициент в России был самым высоким в Европе, хотя движение феминисток, пришедшее из-за океана, уже захватывало определённые слои. Феминистки новой Советской России организовывали общества «Долой стыд!» и ходили голышом по улицам. Семья была объявлена «буржуазным пережитком», мужья — эксплуататорами своих жён; детей предлагалось «обобществить», как предложил это в своей книге «Город Солнца» один из первых теоретиков коммунизма Томмазо Кампанелла. (Надо сказать, ещё в 60—70-е годы некоторые советские фантасты, рисуя «светлое будущее» в своих произведениях, как некий образец идеального мироустройства описывали «обобществлённых», не знающих отца и матери ребятишек.) Тайну супружеской близости попытались разрушить теорией «стакана воды» (автор — Александра Коллонтай, с которой Ленин не согласился в весьма деликатной форме), уравняв жажду и любовь. Уж коль жена видного партийца и государственного деятеля С.М.Кирова возглавляла манифестации «раскрепощённых» проституток, то это о чём-то говорит… Во всяком случае, говорит о мощном наступлении на Малую Церковь — религиозно освящённую христианскую семью, хранительницу вековых традиций, иерархичности, духовных ценностей. Параллельно искоренялось Православие на всех квадратных километрах обширной России. В борьбе с Христом и его заповедями докатились до открытия памятника Иуде в одном из уездных городков.

В 1926 году был принят Кодекс законов о браке, установивший полную свободу разводов — не только по обоюдному согласию, но и по одностороннему заявлению — вне зависимости от срока совместного проживания в браке. Суд в дела развода не вмешивался. Зато вовсю «заработала» 158-я статья УК РСФСР, которая обязывала супруга выплачивать алименты при разводе в течение года (до 50%) несовершеннолетним детям и в течение 6 месяцев и на срок беременности «незаконнорожденным». По переписи этого года, в СССР тогда проживало чуть больше 147 миллионов человек. За следующие 12 лет население увеличилось на 15,9 % — не только за счёт повышенной рождаемости и уменьшения смертности (это всё было), но и за счёт вхождения в состав СССР Западной Украины и Западной Белоруссии, Латвии, Литвы и Эстонии, образования Карело-Финской и Молдавской ССР — около 193 миллионов человек). Времена менялись, государство крепло, и в марте 1935 года ЦИК и СНК СССР приняли постановление «О повышении заработной платы медицинским работникам и увеличении ассигнований на здравоохранение в 1935 г.». А в июне 1936 года вышло другое постановление — о запрещении абортов и о государственной помощи роженицам. Материальная база здравоохранения укрепилась после передачи в его распоряжение фармацевтической промышленности и производства медицинского инструментария. Это было поистине мудрое государственное решение и настоящая забота о своих гражданах: довольно скоро общая смертность снизилась по сравнению с 1913 годом больше, чем на 45%, а детская смертность — больше, чем вдвое. Старое брачное законодательство продолжало действовать, но на общественном и особенно партийном уровне разводы, мягко говоря, не поощрялись.

Теоретики и практики нацизма в Германии имели привычку просчитывать свою тактику действий наперёд. Генрих Гиммлер в «Памятной записке» 15 мая 1940 года сделал запись: «Необходимо уничтожение биологической силы русского народа путём негативной демографической политики (пропаганда против рождаемости, охраны здоровья новорожденных и т.п.). А их фюрер в 1942 году, когда перелом в войне ещё не наступил и немецкие войска продолжали двигаться на восток, так обозначил свои намерения в отношении непокорного народа, который он хотел поставить на колени: «Нашим интересам соответствовало бы такое положение, при котором каждая русская деревня имела бы собственную секту, где развивались бы свои особенные представления о Боге. Мы будем приветствовать, если русские, подобно неграм и индейцам, станут приверженцами сект и магических культов, поскольку тогда резко усилятся разъединяющие русских тенденции и соответственно облегчится задача их германизации». Так что об открытии гитлеровцами храмов на наших оккупированных территориях вряд ли стоит вспоминать восторженно.

Пользуясь разработанной методикой (с учётом войн и природных катаклизмов), учёные так просчитали рост населения планеты.

Рубеж новой эры — около 250-350 млн. человек;
1000 г. — около 275 млн.;
1650 г. — около 545 млн.;
1800 г. — около 906 млн.;
1900 г. — 1,6 млрд.;
1950 — 2,517 млрд.;

К 2000 году всепланетный «человейник» (термин философа А.А.Зиновьева) должен был перевалить цифру в 6 миллиардов — что и произошло. Но — увы! — отнюдь не за счёт нас, русских, славян.

В июле 1990 года был опубликован прогноз демографов: «Согласно оценкам экспертов ООН, население нашей планеты составляет сейчас 5,3 млрд. человек, продолжая увеличиваться на 1 млрд. каждые 11—12 лет. В канун отмечаемого Дня народонаселения Земли, провозглашённого ООН, демографы пытаются предсказать будущие темпы этого роста. По их расчётам, население Земли должно стабилизироваться где-то между 2010 и 2065 годами. Общая численность жителей планеты составит в этот момент от 7,5 до 14,5 млрд. человек». Сколько ж среди этих миллиардов останется представителей славянства, русской нации — при галопирующем темпе вымирания народа?.. Уже в 1992 году еврейский детский фонд Гершома Бенковича подсчитал, что «к 2200 году от живущих ныне 125 миллионов русских останется лишь 25 миллионов».

После 1945 года почти 45 лет в СССР сохранялся стабильный прирост населения и увеличивалась средняя продолжительность жизни. По переписи 1979 года 15 союзных республик страны насчитывали 262,4 миллиона человек; по переписи 1988 года — 284,5 миллиона. После распада СССР средняя продолжительность жизни в от кого-то независимой Российской Федерации в короткий срок упала на три года — причём за счёт вымирания мужского трудоспособного населения. За 1991—94 год (припомним — что это были за годы и кто нами правил) общая смертность в стране возросла аж на 26 процентов (почти на треть!), а детская — на 11. Это цена «шоковой терапии».

Великий патриот России, знаменитый химик Д.И.Менделеев оставил нам обширное публицистическое наследие, имеющее грД.И.Менделеевомадное значение не только для своего времени, но и для тех поколений, которые будут жить после нас. По его подсчётам, приведённым в «Заветных мыслях», численность русских к концу ХХ века приблизится к половине миллиарда. По переписи населения на 1 января 1995 года в многонациональной России осталось 147 миллионов человек, а с учётом оставшихся в так называемом «ближнем зарубежье» — максимум 174 миллиона (в 1995 году в Союзных республиках проживало 25,3 миллиона русских). Напомним: сто лет назад Россия, имевшая более обширные территории, насчитывала около 140 миллионов граждан. Не все потери можно списать на войны и революции: после любой войны или смуты статистики всегда отмечали взрыв рождаемости — словно нация использовала некий защитный инструмент самосохранения. «Это плачут не дожди — неродившиеся дети», — писал Павел Васильев в 30-х годах минувшего века. Это и есть одна из главных причин демографической катастрофы (по-иному сказать язык не поворачивается!) — обвальное падение рождаемости и рост смертности среди славянских народов — коренного населения нашей страны. «Станового хребта России» — как порой выспренно пишут о нём… Кстати сказать, высокая смертность среди пожилых разрушительно действует и на связь поколений — на передачу жизненного и нравственного опыта, семейных традиций, житейской мудрости.

Другая важнейшая причина демографического коллапса и параллельного, набирающего силу процесса разрушения семьи — растление подрастающего поколения. Об этом давно пора говорить в полный голос и звонить во все колокола. Как народ, как нация мы, русские, и так уже находимся у края пропасти.

«Официальная статистика. Число умерших в прошлом (1994. — В.М. ) году в России превысило число родившихся в 1,7 раза. Смертность населения выросла в 1994 году почти на 8%. Продолжительность жизни в стране сократилась до 64 лет (у мужчин до 58!). Однако юбилейные речи и тосты, звучавшие на праздновании 60-летия Минздравмедпрома г-на Нечаева, картину рисовали прямо противоположную», — и далее по тексту («Российские вести» от 18.01.1995). По другим данным, в 1994 году подавляющее большинство мужчин умерло в возрасте 59 лет, женщин — в 72 года. Средний возраст россиян составил 65 лет — на три года меньше, чем был в 1992 году. Это опять-таки средний показатель, о котором чья-то грустная шутка сделалась общеизвестной: в среднем температура по больнице нормальная — 36,6; данные взяты от покойницкой до тифозной палаты. Госкомстат объявил, что, по его расчётам, если такой показатель смертности сохранится, то из поколения мальчиков, родившихся в 1994 году, 40% не доживут до шестидесяти лет, а в сельской местности республик Хакасия, Тува, Ленинградской, Новгородской, Псковской, Тверской, Владимирской, Тульской, Кемеровской, Иркутской, Амурской областей (пол-России, однако! — В.М. ) не доживут и до 50 лет. Это — нынешние третьеклассники. Из 1000 сегодняшних 16-летних девчонок до пенсионного возраста 125 не доживут. «Гарантировано» наукой.

Официальный рупор Российского правительства — «Российская газета» (23 сентября 1994 г.) — сообщает: «…Всего нас, россиян, к началу нынешнего года было 148 миллионов 400 тысяч человек. Большинство — горожане — 108,5 миллиона, меньшинство — жители села — 39,8 миллиона человек. Ну, а дальнейшая информация не для слабонервных. Хотя бы потому, что нас в последние годы становится всё меньше. В результате в прошлом году умерло россиян на 804,8 тысячи больше, чем родилось. Ситуация сравнима с той, что была в последние годы войны. Впрочем, итоговое число жителей уменьшилось лишь (какое утешение — всего на треть миллиона! — В.М. ) на 300 000 человек». Автор передовицы Андрей Кириллов сообщает, что «число жителей сократилось в 47 регионах» — исконно русских; «основная причина происходящего — заметно прогрессирующая естественная убыль населения. Сейчас она наблюдается в 68 из 79(!) российских регионов, причём во всех областях Северо-Западного района, большинстве областей Центрального, в Нижегородской, Курской и Тамбовской областях число умерших превышает число родившихся в 1,8—2,4 раза…» Академик Е.Чазов на XIX Всесоюзной конференции КПСС 28 июня 1988 года сказал, что «мы по средней продолжительности жизни занимаем 32-е место в мире… по уровню детской смертности находимся на 50-м месте после Маврикия и Барбадоса». В 1997 году по коэффициенту естественного прироста мы занимали 198 место в мире, причём «прирост» был со знаком минус: — 0,6 %. Самая высокая смертность зафиксирована в Восточной и Западной Сибири, на Дальнем Востоке — то есть во всей азиатской части России. (Для сравнения: среднемировой коэффициент равнялся 1,5 процентам — ему соответствовали данные по Турции, Израилю, Аргентине, самый же высокий был в странах мусульманского мира — Оман, возглавивший список лидеров, имел прирост населения 4,9%.)

Государственная статистика, которую народная молва определила как особенный вид вранья, не способна, в силу своей специфики, в короткий срок выдавать точные данные — отсюда и ироническое её восприятие. Вдобавок, существуют разные приёмы подсчёта, когда «негатив» легко спрятать между строк — и поди-ка разгреби, что там тебе наговорили. И сказали-то вроде чистую правду. Позволю снизойти до анекдота, известного в начале 80-х годов. Два президента — Леонид Брежнев и Джимми Картер — в ходе приватной беседы договорились, что первой страной, которая пойдёт на одностороннее ядерное разоружение, будет та, чей президент в забеге на стометровку проиграет. Американские газеты коротко сообщили, что первым прибежал Картер. Советские газеты сообщили, что Леонид Ильич пришёл вторым, а Картер — предпоследним. И те, и другие сообщили чистую правду.

Этнограф А.Андреев в работе «Этническая революция и постсоветская интеграция» («Москва». 1997, № 2,) приводит следующие данные: «…Численность грузин, живущих в Российской Федерации, за 50 лет (1939 — 1989) увеличилась в три раза, а число азербайджанцев даже в восемь (!) раз при общем росте населения России порядка 35%». Почти повсеместно идёт «замещение» коренного славянского населения на его исконной территории представителями иных народов.

Вот письмо в «Советскую Россию» (от 6 марта 2001 г.) неравнодушного гражданина П.В.Убитина:

«Меня тревожит русский демографический вопрос. То, что население России идёт на убыль, известно всем. Вроде бы с тревогой говорит иногда об этом президент Путин и премьер Касьянов, и даже называли цифру годового уменьшения в 750 тысяч человек и 840 тысяч. Факт этот очевидный, не скроешь. Но это чистейшей воды дезинформация.

В нашем Лысковском районе за многие годы никаких природных катаклизмов не наблюдалось: ни землетрясений, ни наводнений, не достала нас и чернобыльская катастрофа. Район в Нижегородской области не на плохом счету, и люди не сидят сложа руки, стараются спасти семьи, работают, колотятся на земле изо всех сил. А убывают катастрофически.

В нашей местной районной газете «Приволжская правда» за 17 февраля этого года опубликованы итоги социально-экономического развития района за 2000 год. В разделе «Демография» отмечено: за год в районе родилось 322 младенца, а умерло 945 человек. Таким образом, население наше уменьшилось на 623 человека, то есть почти в 2 раза!

Всего в нашем районе 46 тысяч жителей. Примерно такая же картина была у нас в предыдущие два года. Я произвёл нехитрый расчёт, и получилось, что при таком раскладе, как в нашем районе, убыль населения по стране составляет около 2 миллионов 300 тысяч человек. А сколько же человек за последние 10 лет мы недосчитываемся?»

Мировая общественность, судя по всему, более заботливо следит за состоянием демографии в России и за рождаемостью и смертностью именно русского народа, а не неких «россиян» без роду и племени. В апреле 1996 года российские газеты бесстрастно и без комментариев опубликовали короткой строкой, что «по мнению экспертов ООН, численность России к началу следующего века (т.е. XXI , в котором мы уже живём) может сократиться на 10—15 миллионов человек». Поставлена под сомнение способность русской нации к самовоспроизводству, поскольку только 17—20% всех детей школьного возраста остаются физически и умственно здоровыми. Российские же эксперты двумя годами раньше предсказали, что «в нынешней России тенденция к сокращению населения будет сохраняться. Правда, не столь грандиозными темпами, как прежде».

Неспроста именно в этот период в российских СМИ не просто заговорили, а завопили о сталинских репрессиях конца 30-х годов (словно до 1937 года их в помине не было!) — видимо, по принципу древней китайской медицины: если болит зуб — зажми в тиски палец. Не полегчает, но ей-Богу отвлечёт… Тогдашний государственный советник юстиции Виктор Илюхин привёл в малотиражном издании «Русская газета» (1996, № 4) официальные данные, которые не захотела печатать ни одна из центральных газет: «Начиная с 20-х годов и вплоть до 1956 года, в СССР к уголовной ответственности за различные преступления были привлечены чуть более 4 миллионов человек, из которых 700 тысяч приговорены к исключительной мере наказания. Это официальные данные из государственных источников, подтверждённые и комиссиями Н.Хрущёва, а тот, надо подчеркнуть, глубоко, без всяких умалчиваний и стеснений, “копал” под Сталина.

Тревожные цифры, но и время было далеко не из простых. А если уж сравнивать с масштабами использования уголовно-правового воздействия в наши дни, то уместно заметить, что только в следственных изоляторах страны ежегодно содержится под стражей около 300 000 россиян, более 600 000 — в колониях». Приводимые В.И.Илюхиным цифры вполне можно отнести к нашей демографической проблематике: находящийся(яся) в колонии или в СИЗО неспособен(на) на время изоляции воспроизводить потомство — если огрубить суть вопроса. Начальник ГУИНа генерал-лейтенант Ю.И.Калинин в одном из интервью (май 1997 г.) озвучил более точные цифры: в местах лишения свободы находятся 741 тысяча 730 человек, в СИЗО — 285 тысяч 202 человека; осуждено подростков 21 тысяча 864 человека (в течение последних пяти лет цифра колебалась от 20 до 22 тысяч), женщин — более 38 тысяч (женская преступность прогрессирует). Иными словами, целый миллион сограждан из процесса воспроизводства нации в 1997 году был выключен, более миллиона семей было разрушено.

В 1996 году неестественной смертью умерло около полумиллиона россиян (точные данные до сих пор никого не заботят!). Свыше 60 000 из них покончили жизнь самоубийством.

Официальная статистика. Демографические процессы в России в 1998-1999 гг. (на 100 000 человек).

1998 г. Заключено браков 849. Расторгнуто 502.
1999 г. Заключено 911. Расторгнуто 532.
1998 г. Родилось 1283 чел. Умерло 1989 чел.
1999 г. Родилось 1216 чел. Умерло 2140 чел.
1998 г. Приехали в Россию 513 чел. Выехали 213 чел.
1999 г. Приехали в Россию 380 чел. Выехали 215 чел. («МК» от 13 мая 2000 г.).

Пятью месяцами раньше эта же газета сообщила, что «за 10 месяцев в стране родилось 1 миллион 23 тысячи человек, а умерло 1 миллион 768,9 тысячи. Рождаемость сократилась на 61 тысячу, смертность возросла на 114,9 тысяч человек».

В марте этого же года «Круг жизни» — приложение к «НЕЗАВИСИМОЙ ГАЗЕТЕ» — подвёл «Печальные итоги десятилетия» (название статьи): «Общая смертность населения возросла с 10,7 на тысячу населения в 1989 году до 14,7 в 1999 г., смертность от туберкулёза — с 7,7 до 20,0 на 100 тыс. населения. …Самая насущная проблема — высокий уровень преждевременной смертности. Он составляет более 520 тыс. лиц трудоспособного возраста в год, причём большинство погибает от неестественных причин — несчастных случаев, травм, отравлений, самоубийств. Смертность населения трудоспособного возраста от неестественных причин в 2,5 раза превышает соответствующие показатели в развитых странах и в 1,5 раза — в развивающихся странах. Материнская смертность в России в 5—10 раз выше, чем в развитых странах». Газета сообщает, что только за 1999 год общая численность населения в России (на 1 ноября — 145,7 миллиона) сократилась более чем на 400 000 человек. И это притом, что с национальных окраин бывшего СССР в Россию въехали — только за год! — больше 300 тысяч человек (выехали 180 тысяч).

Говоря об упомянутом ироническом отношении граждан к официальным цифрам, надо сказать, что ирония эта имеет под собой основание. Опираясь на данные Госкомстата, «Круг жизни» сообщает, что население России в 1999 году убыло (читай — вымерло) на 0,3 процента. Опираясь на данные того же Госкомстата, «МК» (от 22.12.1999) называет цифру 0,44%. При работе с большими числами одна десятая доля процента оборачивается — в данном случае — сотнями тысяч смертей и не рождённых жизней…

Мегаполис российский — столица Москва. Уж сколько читано-перечитано про её перенаселённость, про те проблемы, с которыми приходится сталкиваться столичным властям в связи с этой перенаселённостью. Обращает внимание, что практически ни в одном источнике не сыщем мы точной информации о национальном составе московских жителей. Но что касается прибыли-убыли населения Москвы — с учётом миграционных притоков — газета «АиФ—Москва» в мае 1999 года поместила на первой полосе весьма тревожные (мягко говоря!) данные о колебании численности населения Москвы. Примечателен и заголовок: «В столице умирают чаще, чем рождаются». «С 1980 года наблюдался устойчивый рост населения Москвы. Но в началом «рыночных реформ» 1992 года численность населения неуклонно снижается » (выделено не мной! — В.М. ). Автор небольшой заметки пишет, что «наиболее драматическое уменьшение числа жителей было зафиксировано в 1993—1994 гг. Учёные объясняют это ухудшившейся демографической обстановкой: москвичи стали чаще болеть, а обзаводиться потомством не спешат просто потому, что многим ещё один член семьи не по карману. Это подтверждают и отрицательные показатели прироста населения: в последние 7 лет в столице ежегодно умирает в два раза больше людей, чем рождается. …По прогнозам специалистов, тенденция к убыли коренного населения в ближайшем будущем сохранится и в наступившем году (2000 г. — В.М. ) число москвичей сократится, по меньшей мере, на 10—15 тысяч. В то же время количество прибывающих в столицу в поисках лучшей доли продолжает расти». Данные за 11 месяцев 1998 года весьма красноречивые: убыль коренных москвичей составила 53,1 тысяч, а «понаехавших» в столицу — 54,6 тысяч человек. Подавляющее их большинство — денежные, предприимчивые, сплочённые, многодетные и многородственные посланцы Кавказа и Средней Азии. Идёт то самое «замещение» коренного — русского — населения, которое совсем не тревожит министра здравоохранения и социального развития Ю.Шевченко, заявившего недавно, что он ничуть не обеспокоен убыванием численности населения России, поскольку «людские ресурсы» можно импортировать из более благополучных в демографическом отношении стран. «Благополучные страны» не заставляют себя уговаривать: Китай, например, накануне последнего визита в Пекин Президента России В.Путина выдвинул условия переговорного «бартера»: если Россия готова поощрять трудовую миграцию китайцев в свою страну, то Китай подпишет меморандум о поддержке принятия России во Всемирную Торговую Организацию — ВТО. Это притом, что Дальний Восток у нас уже давно сильно «пожелтел», а с незаконными китайскими мигрантами московская милиция уже который год не знает, что делать.

Иногда полезно задуматься над истоками происхождения привычных слов. Мы благодарим словом «спасибо», забывая, что изначально эта благодарность звучала как «спаси Бог». И слово «семья», через древнерусский язык восходящее к древнеиндийскому, в мирском понимании преобразовалось в «семь Я» — семь человек: муж, жена, ребёнок, два деда и две бабки по отцовской и материнской линии — три поколения, живущие под одной крышей. В старославянском и некоторых современных славянских языках семья, селение, домашний очаг и Родина обозначаются одним словом. Известный писатель Василий Белов в книге «Лад» пишет: «Бобыль, бродяга, шатун, вообще человек без семьи считался обиженным судьбой и Богом. Иметь семью и детей было так же естественно и необходимо, как необходимо и естественно было трудиться.

…Доброта, терпимость, взаимное прощение обид переходили в хорошей семье во взаимную любовь, несмотря на семейную многочисленность. Ругань, зависть, своекорыстие не только считались грехом. Они были просто лично невыгодны для любого члена семьи. Любовь и согласие между родственниками давали начало любви и за пределами дома.

…Дети в семье считались предметом всеобщего поклонения. Нелюбимое дитя было редкостью в русском крестьянском быту. Люди, не испытавшие в детстве родительской и семейной любви, с возрастом становились несчастными. Не зря вдовство и сиротство считались большим и непоправимым горем. Обидеть сироту или вдову означало совершить один из самых тяжких грехов».

В конце 1987 года журнал «Спутник» писал: «Ежегодно (в СССР) появляется на свет около полумиллиона детей, рождённых вне брака. Примерно половина, по совместному заявлению, получает “законного отца”. Но брак при этом не регистрируется. В сознании нашем до сих пор властвует стереотип — обманутая девушка и коварный мужчина. А в жизни всё давно уже не так просто. “Хочу быть матерью, но не хочу быть женой” — принцип, сознательно исповедуемый немалым числом молодых женщин. И опять же: решение принимается на одном этапе жизни, в одном возрасте, а тяжесть последствий обрушивается годы спустя». (Марк Тольц. О женском одиночестве // Спутник. 1987, № 11). Ещё спустя десять лет Департамент по делам семьи, женщин и детей сообщил, что в России ежегодно уменьшается число регистрируемых браков и растёт число разводов: на 1000 браков приходится 649 разводов. В 1995 году число детей, родившихся у женщин, не состоящих в браке, взлетело до 21 процента. Тревожно и возрастающее количество детей, рождённых в среднем меньше чем через шесть месяцев после регистрации в загсе. Вынужденный брак, как правило, неустойчив, а дети, как правило, нежеланны. Князь М.М.Щербатов, написавший скорбный труд «О повреждении нравов в России» (1858 г.), сравнивая допетровскую Россию с современной ему, перечисляет, на его взгляд, главные причины размывания русского общества: «Вера и Божественный закон в сердцах наших истребились, тайны Божественныя в презрение впали», «несть ни почтения от чад к родителям», «несть ни родительской любви к их исчадию», «несть искренней любви между супругов», «несть родственническия связи», «несть дружбы, ибо каждый жертвует другом для пользы своея», «несть верности Государю», «несть любви к Отечеству, ибо все служат более для пользы своей, нежели для пользы Отечества; и, наконец, несть твёрдости духу».

Упомянутый департамент ничего не сказал о спровоцированном «молодёжной» прессой новомодном поветрии, которое сама молодёжь иронически назвала «учебно-тренировочными браками» — это когда симпатизирующая друг другу пара какое-то время пробует пожить вместе как муж и жена. Подошли друг другу — оформили отношения в загсе, не притёрлись — горшок об горшок и врозь, искать другого «партнёра». Благодаря американским фильмам, заполонившим телеэкран, в наше сознание как-то незаметно вползла и новая разлагающая сознание терминология: «сексуальный партнёр», «заниматься любовью» — и т.п. Одно время гарантом прочности семейных уз стали настойчиво преподносить «брачный контракт». Какая уж тут прочность, если супруги оба понимают, что сосуществуют под одной крышей вынужденно? О какой любви между женой и мужем может идти речь, коль начало их союза было скреплено не чистыми чувствами и обоюдной нежностью, а почти бухгалтерским юридическим документом?

Крепко пострадавшая в демографическом плане Америка — благодаря обилию «свобод» и распущенности нравов — очнулась раньше Европы и небезуспешно, на государственном уровне, взялась за серьёзную пропаганду приоритета семейных ценностей. В трёхтомном труде «Идеи. Люди. Действия» (М., 2002 г.) глава об американском президенте Рейгане начинается так: «Сороковой президент Америки Рональд Рейган стал для страны олицетворением сильной, патриотичной и в то же время семейной, духовно близкой простому американцу власти… Рейган поднял на щит традиционные ценности, особенно связанные с семьёй, семейным очагом. В 1980 году одна из его сторонниц объяснила свой выбор при голосовании тем, что Ронни — “такой домашний, он как член нашей семьи”».

Благодаря этому симпатичному качеству американского президента не получила осуждения ни его агрессивная внешняя политика (всякие «стратегические инициативы» вроде программы СОИ), ни чудовищное раздувание военного бюджета, что отразилось на толщине кошельков налогоплательщиков — а к этому вопросу граждане США всегда относились с особым трепетом: деньги в кармане и на банковском счёте там всегда считать умели.

Европа, отягощённая теми же проблемами, пошла по пути сексуального просвещения подростков. Уже больше десятка лет его настойчиво пытаются навязать и России. Вот, например, что пишет кандидат философских наук, директор Института международных исследований семьи В.В.Ч-в: «В Америке сексуальное просвещение ввели в 1970 году. С 1971 по 1975 годы число искусственных прерываний беременности у подростков увеличилось на 45%. А теперь (1997 г. — В.М. ) — в два раза». Автор статьи признаёт, что США вряд ли может «служить образцом сексуальной культуры», но объясняет это тем, что «всесторонним сексуальным просвещением» в США охвачено лишь 10% детей. Позиция его предельно ясна. Он призывает брать пример с Нидерландов, где сексуальное образование внедрено в школах в обязательном порядке. Поневоле вспомнишь в досаде графа Ф.Ростопчина и его «Мысли вслух на Красном крыльце российского дворянина Силы Андреевича Богатырёва»: «…А жаль дубинки Петра Великого: взять бы её хоть на недельку из кунсткамеры да выбить дурь из дураков и дур. Господи, помилуй, согрешил грешный». А что прикажете делать, если «отечество их на Кузнецком мосту (модные лавки и иностранные салоны — В.М. ), а царство небесное — Париж»?.. В той же Голландии разрешена свободная продажа и употребление «лёгких» наркотиков. У них же на законных основаниях существуют кварталы с «красными фонарями» и ночные салоны, где супружеские пары «обмениваются жёнами», а католические священники благословляют однополые браки. Переймём «передовой» западный опыт?..

Между тем, такие попытки заимствования не столь уж редки и никем не пресекаются. Учитель демонстрирует своим воспитанникам-подросткам, как правильно пользоваться контрацептивами, используя банан. Многотиражная газета «МК», где регулярно публикуется рубрика «Досуг», в которой «очаровашки», «московские красавицы», «студентки», «Ани» и «Милы» предлагают себя напрокат, самостийно объявляет, например, август «месяцем толерантности» и публикует откровение молодой девицы, которая «разочаровалась в мужчинах», живёт половой жизнью с двумя мраморными догами и теперь счастлива. Учёный-психолог тут же комментирует эту мерзость: да, всё чаще молодые люди, в силу разных причин, не могут найти себе подходящего партнёра, и это вызывает озабоченность… На рубеже тысячелетий Управление развития среднего образования рекомендует программу для общеобразовательных учреждений — «Половозрастное воспитание учащихся. Основы сексологии». Цель программы: «…формирование новых структур ценностей, стиля и образа жизни, создание новых моделей поведения… Чем раньше дети получат правдивую и нравственную информацию о взаимоотношениях между полами, тем правильнее будут их взгляды…» «Чем раньше» — это недурно пущено! Программа Минобразования тоже не особо стесняет себя примерами «нравственной информации» — для детей 12—13 лет: «Маструбация как средство, позволяющее снять и смягчить проявление физиологического дискомфорта, вызванного биологической потребностью…»; «Искусственные аборты» — это для 12—13-летних! Для 15—16-летних: «Замещающие формы интимной близости… Отношение к представителям сексуальных меньшинств» — и тому подобные рубрики. Над программой трудился целый «педагогический» взвод, в котором едва ли не половина — женщины.

Весь этот сонм публикаторов всякий раз ссылается на некий чужеземный опыт, «обогащая» его собственными рассуждениями. Никто из них, однако, не вспомнил о российском святоотеческом опыте воспитания подлинной нравственности, опирающейся на христианские заповеди, на Жития Святых, на многочисленные примеры аскетического мужества, борьбы с соблазнами и проч. Да и то ведь: едва заговорили о преподавании в русских школах Закона Божьего, как протестующе заголосила вся телевизионная рать! Для дьявольских сил (иначе назвать их не могу!) желательно, чтобы наши дети изучали инструкцию по блуду, а не «Повесть о Петре и Февронии», например.

Своей задачей я считал — поставить вопрос. А где есть вопрос — должен найтись и ответ.

   

© 2006 г. ПОБЕДА.RU

При использовании материалов сайта ссылка (в Интернете - гиперссылка) на сайт ПОБЕДА.RU обязательна.

 

 Наверх !  Яндекс цитирования
 Риза . Патриотическая  книга