Синодальный Отдел
Московского Патриархата
по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными органами

   
 
Демографическая война в России
Генерал Каппель. Возвращение.
IV Сборы военного духовенства
V Сборы военного духовенства
ХVI Рождественские Чтения. Военная секция
Поиск по сайту
rss2
rss2
Новое орудие массового поражения Версия для печати Отправить на e-mail

Несколько лет назад в России появилось множество игровых автоматов. И довольно быстро пошли разговоры, что люди впадают от них в зависимость. По телевизору рассказывали про одного известного писателя, который на старости лет так увлекся "автоматной игрой", что влез в страшные долги. У меня сразу закралось подозрение, что тут дело нечисто. Ведь автоматы были и раньше. Но такого, чтобы взрослые мужчины и женщины вдруг массово ринулись в них играть, а другие взрослые часами стояли за их спиной, напряженно вглядываясь в мелькающие изображения, - ничего подобного не было и в помине! И о наркотической зависимости взрослых людей от игровых автоматов еще недавно не было слышно. И вот, наконец, удалось узнать об интересных исследованиях, которые проводятся в Москве, в Душепопечительском центре св. прав. Иоанна Кронштадского.

И.А.: Несколько лет назад мы с удивлением обнаружили, какую страшную опасность представляют примитивные игровые автоматы, которые расплодились сейчас по всей России, как грибы после дождя. Поначалу даже не верилось, что такое возможно. Но когда с одними и теми же симптомами стали приходить сотни людей, волей-неволей пришлось признать реальность опасности. Оказалось, что именно при игре на автомате быстрее всего захватывается человеческая личность. Причем захват происходит, не побоюсь этого слова, фатальный.

Корр.: В чем же дело?

И.А.: Исследуя эту проблему, мы столкнулись с рядом необычных явлений и сегодня стараемся их осмыслить. Например, многие люди, которые обратились к нам с просьбой избавить их от лудомании <так по-научному называется игровая зависимость - авт.> , изначально не были подвержены такого рода пагубным страстям. Это были вполне приличные люди, которые пошли ПОМОЧЬ своим знакомым, которые уже попали в зависимость от игровых автоматов. И, как это ни парадоксально, пробыв вместе с ними в салонах и мельком сыграв несколько партий, стали такими же зависимыми. Причем они совершенно не понимают, как это могло случиться, ведь они были совершенно не предрасположены к игре и даже наоборот, питали неприязнь к игровому автомату!

Корр: Тогда почему это произошло?

И.А.: Тут-то и начинается самое интересное. Поскольку о страстях, которые обычно сопровождают любую азартную игру, мы говорить в данном случае не можем, значит, существуют какие-то иные механизмы захвата человеческой психики. И действительно, анализируя принципы взаимоотношения людей с игровыми системами, мы обратили внимание на то, что при кажущейся примитивности это система, скрупулезно продуманная с точки зрения психологии и психофизиологии. При игре на автомате у человека искусственно формируется так называемая рефлекторная дуга.

Корр.: Поясните, пожалуйста.

И.А.: Помните, как академик Павлов вырабатывал у собак условные рефлексы?

Корр.: Собакам давали мясо и зажигали лампочку. При виде мяса у животных начинала течь слюна. А потом лампочку стали зажигать без кормежки. Однако слюноотделение у собак все равно появлялось, так как у них выработался условный рефлекс на свет лампочки.

И.А.: Верно. У игроков тоже вырабатываются рефлексы. Только принципы формирования этих рефлексов базируются на самых передовых технологиях. Сегодня существует такая область науки, которая называется "суггестокибернетика". Первоначально это была вотчина военных исследований, но теперь очень многое перетекло в обыденную жизнь. Например, суггестокибернетика довольно открыто применяется при обучении скорочтению или иностранным языкам. Современные игровые автоматы по сути представляют собой суперсовременный компьютер, где учтены всевозможные факторы. Специалисты, изучающие эту проблему, пишут о возможности формирования при общении с компьютером целого ряда психических механизмов, искусственного вызывания тех или иных эмоций, активизации или, наоборот, замедления тех или иных психических процессов. Возьмем для примера новые системы биометрии, базирующиеся на новых компьютерных технологиях. Когда человек включает компьютер, система снимает параметры его общения с компьютером: его реакцию на мышь, его взгляд, его манеру открытия файлов. Она фиксирует самые тонкие аспекты поведения данного конкретного человека и, соотнося полученные параметры с эталоном, может точно определить, кто перед ней: хозяин компьютера или нет. Но раз можно зафиксировать такие тончайшие параметры и реакции, которые без компьютера не определишь, значит, существует и возможность влиять на человеческую личность.

Корр.: А как эти вещи учтены в игровых автоматах?

И.А.: Любой человек, зайдя в салон, обратит внимание на то, что на каждом аппарате установлена обыкновенная мигалка. Зачем? Снова вспомним павловских собачек и формирование рефлексов. Представьте себе: заходит человек в салон, садится за автомат, разменивает денежки, похожие на настоящие. Кругом все звенит, шумит, все двигается в определенном ритме, мигалки работают. Такая обстановка очень сильно рассеивает внимание человека, и это опять-таки делается преднамеренно.

Корр.: Зачем?

И.А.: Когда внимание рассеяно, человек не способен одновременно проанализировать существующую ситуацию. А потому он уже открыт для воздействий. Ну, так вот. Садится человек перед автоматом, бросает деньги - зажигается лампочка. Он внимательно смотрит на крутящиеся барабаны, нажимает соответствующие кнопки. Каждый момент выигрыша сопровождается характерным звуком и цветовыми всполохами. Потом высыпаются деньги. Это опять же сопровождается звуком. Понимаете, о чем я говорю? Попробуйте себе представить схему, самую примитивную: лампочка - мясо - слюна. У павловской собачки условный рефлекс вырабатывался всего за 12 опытов. А здесь не собака, а человек. Причем в состоянии аффекта, совершенно открытый, обуреваемый страстями. За одну ночь он повторяет одну и ту же операцию тысячи раз! И все это в музыкальной атмосфере, при невероятном количестве миганий, морганий, звуковых эффектов. Денежки бросил - зажглась лампочка. Кнопочку нажал - закрутились барабаны. Получил выигрыш - зазвенели монетки... При многократном повторении подобных действий возникает рефлекторная дуга. Область эта пока мало изучена, но мы уже знаем, что у людей, монотонно выполняющих одну и ту же операцию на конвейре, возникает профессиональное заболевание: они маниакально стремятся к повторению этой операции, в их сознании постоянно прокручиваются одни и те же действия...

Кроме того, не стоит забывать, что человек, обуреваемый страстями и не противящийся им, уподобляется животному. А первая сигнальная система, на которой базируется формирование условных рефлексов, как раз является общей для людей и для животного мира. Ну, а вторая сигнальная система, которая предполагает логические действия и могла бы воспрепятствовать формированию условных рефлексов, в данном случае подавляется пивом и другими спиртными напитками. Ведь в игровых салонах обязательно продается спиртное. То есть, создана тщательно продуманная, комплексная система, целиком и полностью направленная на то, чтобы сформировать у человека, попавшего в салон, зависимость от игровых автоматов. Даже в рекламе, находящейся вне салонов, заложены некие "ключи", которые воспринимает подсознание во время игры. Мельком брошенный взгляд на рекламу, вызывает у лудомана целый ряд рефлексов. Причем рефлексов настолько глубоких, что сознание неспособно их проконтролировать.

Корр.: Что Вас натолкнуло на мысль о формировании рефлекторной дуги у людей, ставших жертвами лудомании?

И.А.: Иначе трудно объяснить некоторые вещи. Скажем, многие наши пациенты рассказывают одно и то же: "Иду по дороге, ни о каких автоматах не думаю, никакой тяги к ним нет. Но внезапно разворачиваюсь и иду играть. Сам не понимаю, как это со мной происходит."

Корр.: А я, бывая в разных городах, тоже слышала похожие истории. Человек идет в институт или на работу. Потом провал в памяти, и опоминается он уже в салоне игровых автоматов, который может находиться совсем в другом конце города. То есть, добрался он туда в каком-то сомнамбулическом состоянии, "на автопилоте", повинуясь программе, заложенной в его подсознание.

И.А.: Совершенно верно. Такие случаи есть и в нашей практике. Кроме того, при общении человека с автоматами происходит еще одна интересная вещь. Многие наши пациенты говорят, что, глядя на автоматы, они видят какие-то "мультики". Я поначалу недоумевал, ведь я там никаких "мультиков" не видел. И ни один здоровый человек не увидит. А они видят!

Корр.: Что же это за "мультики"?

И.А.: По сути, автоматы представляют собой три крутящихся барабана, на которых нарисованы какие-то рисунки и знаки. Если они выпали на одну линию, полагается выигрыш. Соответственно, игрок пристально следит за барабанами, пытаясь предопределить, когда ни остановятся. И часами наблюдает одно и то же движение. А сенсорная система человека способна перестраиваться в зависимости от условий окружающей среды. К примеру, есть такие растровые очки - из темного, непрозрачного пластика с мелкими дырочками - для исправления зрения. Когда человек надевает их впервые, он ничего не видит. Но присматриваясь, начинает видеть нормально. Так и здесь. Зрительные сенсоры адаптируются, и человек начинает видеть то, чего раньше не видел. Это своеобразный тренинг. То, что для нас какие-то непонятные мелькания, для него выстраивается в логический видеоряд. Таким образом, его взаимоотношения с игровой системой перестроились. Точнее, он подстроился под систему. Но перестраивается не только его зрительное восприятие, а вся личность в целом. Формируется тип зависимой личности.

Корр.: Погодите, я что-то не поняла. Каким образом перестройка зрительного восприятия связана с формированием зависимости?

И.А.: Человеческая психика такова, что вся информация, которая входит в сознание, требует своего разрешения. Даже та, что получена краем, периферией сознания. Неразрешенная же информация требует постоянного возврата к ней. Иначе у человека возникает чувство тревоги, дискомфорта, раздражения. Пока сенсоры игрока не перестроились, он не видит "мультиков". То есть, эта информация остается неразрешенной. И игрок бессознательно тянется в салон. Когда же информация получает свое разрешение, и он начинает видеть "мультики", он уже законченный лудоман. Современная игральная система оказывает на человека такой информационный прессинг, что сознание в принципе не может переработать всю поступающую информацию. А в погоне за выигрышем , пристально следя за мельтешением картинок в барабанах, человек всему придает значение. Часть информации перерабатывается, а часть остается в виде постоянного раздражителя, который требует возврата для разрешения этой проблемы.

Корр.: Какие еще особенности восприятия эксплуатируются в игральных системах?

И.А.: Нейрофизиологами установлено, что направление взгляда соответствует определенным сенсорам. Иными словами, по тому, куда направлен взгляд (вверх - влево, вправо-вниз и т.п.), можно установить, какая система (зрение, слух, ощущения) в данный момент используется для оценки поступающей информации и наиболее открыта для воздействия. Соответственно, размещая на экране в нужном месте особые стимулы, можно непосредственно взаимодействовать с определенными отделами мозга. Как бы включая и выключая те или иные каналы восприятия. Говоря обобщенно, внизу находятся эмоции и ощущения, по горизонтали - звуки, вверху - зрительные образы. То есть, фактически ко всем отделам мозга есть прямой или косвенный доступ через организацию движения глаз.

Корр.: Цвета тоже подобраны не случайно?

И. А.: Нет, конечно. Всем психологам известен знаменитый тест Люшера, когда испытуемым предлагается выбрать какие-то цвета. По подбору цветовой гаммы делается вывод о психоэмоциональном состоянии испытуемого. Таким же образом открывается возможность обратного влияния на человека: специальным подбором цветовых оттенков можно изменять психоэмоциональное состояние играющего и, соответственно, менять его физиологию, вызывать необходимые физиологические реакции. А ведь есть еще и звуковое влияние. Для компьютера не представляет никакой проблемы управление частотами, связанными с естественными частотами различных отделов мозга, организуя их работу по определенной схеме. И все это вместе оказывает комплексное воздействие на человека. Есть даже исследования, показывающие, что каждому виду транса соответствует особое распределение и сочетание частот электрической активности по отделам мозга. Создавая на экране в строго определенных местах различные цветовые, звуковые, графические стимулы, добавляя к этому разные околопороговые вербальные команды, синхронно модулируемый стереозвук, можно сделать так, что человек незаметно для него погрузится в измененное состояние сознания. А ведь игра и без того является измененным состоянием психики! Специалистам, имеющим дело с азартным игроком, совсем несложно сформировать у него зависимость. Такой человек представляет собой совершенно открытую систему.

Корр.: Это и есть та самая "открытая личность", о которой так часто говорят современные психологи?

И.А.: Да. Она открыта для воздействий, ничем не защищена. А то, что на человека можно воздействовать на уровне подсознания, в настоящее время не вызывает никаких сомнений. Вот что пишут в Российском Медицинском журнале (N1 1995 г., стр. 31) весьма авторитетные специалисты И.В. Смирнов и Е.В.Безносюк: "Чрезвычайно важной проблемой в настоящее время стала перенасыщенность информацией психологического пространства человека и общества в целом, достигшая критического уровня, за которым становятся реальным управление и манипулирование самочувствием, настроением, поведением и всей картиной мира человека при распространении информации с использованием технических средств и приемов, позволяющих осуществлять информационное воздействие на неосознаваемом уровне". То есть, органы восприятия не позволяют человеку контролировать неосознаваемые техногенные информационные воздействия. Часть информации при этом может не контролироваться сознанием, но восприниматься мозгом и помимо воли человека влиять на его поведение. Эти же специалисты отмечают, что тенденция к использованию различных психотехнических приемов в последнее время резко усилилась. В первую очередь, в области шоу-бизнеса. Я в своих выступлениях прямо говорю, что не может быть человека, который несколько раз пообщается с современным игровым автоматом и не станет от него фатально зависимым. Такого просто не может быть! В этом смысле люди устроены одинаково. Кстати, вот еще один факт, который подтверждает наши догадки по поводу формирования зависимости. Существуют инструкции по применению игровых аппаратов, на основе которые работают представители шоу-бизнеса. Знаете, сколько денег возвращается обратно игроку?

Корр.: Сколько?

И.А.: Сейчас ведутся разговоры о том, что игровые автоматы "обманывают". Дескать, нужно возвращать обратно 85%, а они возвращают 70%. А я, слушая эти дискуссии, думаю о том, что это типичная уловка: обратить внимание на проблему, но заставить думать не о том, о чем нужно. В Лас-Вегасе возврат денег достигает 98%. А 2%, получаемые владельцами аппаратов, предполагают сверхприбыль. Парадокс? Но шоу-бизнес - самый доходный бизнес в мире. Значит, он заведомо рассчитан таким образом, что базируется не на каких-то суперприбылях, полученных из рук игрока, а на том, что игрок будет играть ПОСТОЯННО. Вот в чем истинная суть проблемы! Весь этот бизнес основан на формировании постоянного клана игроков. А раз так, то не очень-то и важно, сколько возвращается денег игрокам. Даже наоборот, чем больше возврат денег, тем больше игроков. Если бы возвращалось мало денег, игроков было бы меньше. Но возвращается много денег, и игроков становится больше. Вот еще одно явное доказательство, что система рассчитана на формирование зависимости.

Корр.: То, что Вы рассказываете, просто ужасно. И возникает вполне естественный вопрос. Почему игровые салоны плодятся повсюду, а власти так спокойно на это смотрят?

И.А.: Проблема новая, еще мало изученная. Так что, конечно, большинство людей пока не понимает, с чем мы столкнулись. А с другой, налоги с игрового бизнеса довольно приличные, и они неплохо пополняют казну.

Корр.: Получается, что государство заинтересовано в распространении игральных салонов?

И.А.: Несомненно.

Корр.: Люди какого возраста особенно подвержены риску стать лудоманами?

И.А.: Практически любого, кроме разве что подростков, у которых свой наркотик - компьютерные игры. Для них автоматы примитивны. Так что сейчас можно говорить об опасности тотальной лудомании. Особенно страшно наблюдать за пожилыми людьми. Просто ужас, как быстро они деградируют, пристрастившись к игре на автоматах. А ведь сейчас эти автоматы есть даже в поселках и маленьких городках. За последние полгода их поставили практически во всех маленьких магазинах. Владельцы платят продавщицам за обслуживание автоматов. В результате почти весь персонал магазинов пристрастился к игре! И самое страшное: они не понимают, что у них есть зависимость. Им кажется, что они перейдут работать в другое место, и увлечение автоматами уйдет. Люди становятся неадекватными.

Корр.: А как меняется личность человека? Чем опасна лудомания? Ведь нам могут возразить: "Что тут ужасного? Люди так проводят свой досуг. Они же никого не убивают, не грабят. Пусть развлекаются в свое удовольствие".

И.А.: Так сказать не могут, потому что эта проблема даже более тяжелая, чем проблема алкоголизма и наркомании.

Корр.: Почему?

И.А.: Потому что она тяжелее поддается лечению, а все социальные и личностные последствия практически те же самые. При лудомании, как и при алкоголизме с наркоманией, возникает полное социальное отчуждение. Это первое, что бросается в глаза. Родственники в отчаянии от того, что их близкому, подсевшему на иглу игральных автоматов, все стало безразлично. Второе - это обязательно преступность! Я десятки, если не сотни раз, слышал от разных людей фактически одну и ту же историю. Дескать, была студенткой, в жизни никогда ничего не украла, а сейчас краду... И видеть такое саморазрушение бывает крайне тяжело, потому что когда человек совершает какие-то криминальные или неадекватные поступки в состоянии химической зависимости, это вполне объяснимо воздействием наркотика. А когда он все прекрасно понимает, но ничего не может с собой поделать, это более страшное явление. Причем деградация личности происходит намного быстрее, нежели при алкоголизме и наркомании. Несмотря на высокий процент выигрышей, через некоторое время человек все равно оказывается в проигрыше, в долгах. Иначе и быть не может! В противном случае игорный бизнес не процветал бы. Отрешиться от своей страсти от уже не в состоянии, поэтому ему нужны деньги для продолжения игры, и он уже не останавливается ни перед чем. Так что социальные

последствия вполне очевидны.

Корр.: Какой же выход из этой проблемы?

И.А.: Я не сторонник ориентации на западный опыт. Смеху подобно, когда Голландия, абсолютно погрязшая в разврате и наркомании, пытается внедрить у нас свои программы псевдопрофилактики наркотической зависимости. Но с другой стороны, огульно отрицать все западное тоже не стоит. Как раз в области борьбы с лудоманией у Европы есть кое-какой положительный опыт. В ряде стран владельцы игорного бизнеса по закону обязаны оплачивать реабилитацию лудоманов. Кроме того, некоторые группы граждан ставятся на учет. Игроки, желающие избавиться от зависимости, пишут заявление, чтобы их не пускали в салоны, и специальные службы следят за этим.

Корр.: На фоне той жуткой картины, которую Вы нарисовали, это, по-моему, комариные укусы. Ведь автоматы калечат психику тысяч людей. Это настоящий геноцид.

И.А.: Да, конечно, по хорошему нужно потребовать запретить это "развлечение". Но сперва мы должны как следует обосновать наши требования, собрать статистику, привлечь специалистов. Иначе к нам не прислушаются.

Корр.: А люди тем временем будут становиться психическими инвалидами...

И.А.: Да, в либеральном обществе, которое у нас создается в последние двадцать лет, именно так и происходит. Между тем картина поистине ужасающая. Считается, что Москве около 300 000 людей, в той или иной форме зависимых от игры. В Санкт-Петербурге лудоманов, может быть, несколько меньше, но тоже немало. А сколько в других городах и весях? Речь идет о тысячах, если не миллионах, наших сограждан. Я, как специалист, могу утверждать, что это люди, вырванные из общества и вступившие на путь нравственной деградации. Так что нужно не просто заявлять протест, а бить во все колокола. Мир еще не представляет себе той страшной опасности, которая на него надвигается. Для нас это еще одно оружие массового поражения, средство уничтожения России.

Корр.: А кто держит автоматы?

И.А.: Еще один парадокс. Подписывает документы, которые предполагают разрешение игральных салонов, Фетисов, глава Госкомспорта. Это у нас, оказывается, спорт. Владельцами же являются несколько крупных корпораций, которые получили лицензию. В основном, корпорации совместные с иностранцами. Мелкие же держатели салонов находятся под их крылом, пользуются одной генеральной лицензией.

Корр.: Кому, по Вашим наблюдениям, помочь легче: наркоманам или лудоманам?

И.А.: Несомненно - наркоманам. Для них у нас разработа- на определенная схема лечения: с одной стороны, они участвуют в церковных таинствах, а с другой, отправляются к нашим наркологам, психологам, психиатрам, принимают препараты. Лудомания же на сегодняшний день почти неизлечима.

Корр.: Значит, пока людям можно посоветовать только одно: близко не подходить к автоматам?

И.А.: Да. Это единственное надежное средство безопасности. А государству следует срочно принять меры по защите своих граждан от нового информационного оружия.

   

© 2006 г. ПОБЕДА.RU

При использовании материалов сайта ссылка (в Интернете - гиперссылка) на сайт ПОБЕДА.RU обязательна.

 

 Наверх !  Яндекс цитирования
 Риза . Патриотическая  книга